День рождения: 9 декабря 1964 

Место рождения: Берлин 
Цвет волос: темно-русый
Цвет глаз: орешек 
Рост: 172 см 
Вес: 79 КГ 
Группы до Rammstein: Feeling B и Die Firma 
Семья: Независимый источник, который как минимум присутствовал при родах, сообщает, что в этот мир Полик пришел семимесячным. В детстве много болел и мало кашки кушал, отсюда и такой маленький. Просто пятно на биографии для простого немецкого парня. Глядя на такого милого малыша, родители тут же решили, что обойдутся одним ребёнком, не так накладно будет, да и спокойнее. Мальчик рос очень задиристым и хулиганистым. В школе большие немецкие мальчики дразнили нашу кнопку за маленький рост, за что в свою очередь получали, кто в глазик, кто в носик, кто в ушко, за что в свою очередь маленький Ландерс получал в те же места от своих родителей. Так вот и жили до поры до времени. Но не долго счастье длилось, и когда ему исполнилось 14 лет, его родители развелись. Ребенок остался с матерью, которая, недолго думая повторно вышла замуж. Новый папаша явно ребенку не понравился, поэтому однажды темной и страшной ночью, когда ему исполняется 16 лет, он уходит из дома в неизвестном направлении. Тут он ненадолго теряется из виду от нашего пытливого читателя. Находиться он чуть позже в Берлине по адресу Feehrbelliner Strasse 9, где он проживает не один, а с неизвестным ранее длинноволосым красавцем Flake. Жили они долго и счастливо. За время этого совместного проживания Полик успевает жениться, и как это не прискорбно звучит, даже развестись. Описание супруги прилагается: стройная длинноногая блондинка с длинными волосами. От этого брака у Полика осталось светлое воспоминание в виде сыночка по имени Emil, внешнее сходство с папашей отрицается, а возраст загадочно определяется в интервале от 10 до 15 лет. 
Курит?: На этот вопрос все однозначно отвечают, что да, но так как Полик личность волевая и целеустремленная, поэтому в любой момент может бросить, как минимум бычек за угол. 
Особые приметы: Кем-то был тщательно осмотрен, и в результате этого было выявлено, что кроме проколотых ушей его больше ничего не отличает от простых смертных. 
Разное: Он самый лучший в мире гитарист. Кроме этого сексуальные флюиды просто преследуют этого красавца. Мир не знал более сексуального мужчину. Когда он был ребенком, то родители решили приобщить свое гениальное чадо к высокому искусству и научить его играть на виолончели и пианино. Но маленький Ландерс настырно тянул свои рученки к гитаре, что из этого вышло, мы можем лицезреть уже сейчас. В настоящее время выяснился один замечательный факт его биографии. Настоящее имя этого красавца не Полик, а Ваня, что в принципе не понравилось и ему самому, поэтому он быстренько сменил его на более благозвучное. Он просто обожает Pantera, Metallica, Sex Pistols. Но и на этом его пристрастия не заканчиваются. Иногда он балует свой слух ABBA, что говорит о довольно-таки разнообразных музыкальных пристрастиях. Что примечательно, ходят слухи, что он обладает чувством юмора, кое чуждо немецкой нации, как таковой. Он очень часто и без причины смеется, что особо не комментируется, потому что как мы все знаем: «Смех без причины. Ни о чем хорошем не говорит.» Кроме всего прочего, некая Сьюзен утверждает, что он является обладателем очень отвратительного смеха, что довольно-таки раздражает общающихся с ним людей. Она, вероятно, неоднократно являлась свидетелем приступов его смеха, потому что она говорит, что во время этого занятия он очень сильно хлопает себя по бедрам. О том, что он похлопывает себе еще она воздержалась от комментариев. Он очень талантлив, что особенно выражается в умении говорить на русском языке, что мало кому из русских то граждан удается. Его серьезность во время концерта LIVE AUS BERLIN объясняется очень легко — в это время у него была, толи малярия, толи лихорадка, но болел он сильно и температура у него была под сорок, но даже и это не остановило нашего героя от резвых прыжков по сцене. 
Вторым участником легендарной Feeling В был гитарист Пауль Ландерс (Paul Landers). Родился 9
декабря 1966 года в Берлине в весьма интеллигентной семье, при рождении получил имя Хайко Пауль Хирше (Heiko Paul Hiersche). Детство провел в Берлине, в районе Баумшуленвег. Его отец был профессором славянских языков и обычно работал дома. Мать преподавала русский язык в школе внешнеэкономических связей. Увлечение родителей славянскими языками было не случайным. Оба о
ни были родом не из Германии — мать родилась в Польше, а отец происходил из немецкоговорящей части Чехословакии. Учеба Паулю не нравилась с самого начала. «В школе мне всегда было жутко скучно». Кроме того, Пауль был самым маленьким в классе и производил на своих учителей достаточно болезненное впечатление. Примечательно, что целый год Пауль прожил с родителями в Москве, на улице Губкина, напротив универмага «Москва». Это было связано с работой родителей. Пауль учился в школе при посольстве ГДР, в третьем классе. Как это обычно бывает с детьми, он быстро научился говорить по-русски без акцента. Русский не забыт им и до сих пор. Впечатления от жизни в Советском Союзе надолго остались в памяти Пауля. Он смог не только пожить в Москве, но и поездить по стране, даже отдыхал на Азовском море. «Мои родители ездили на рынок раз в неделю, — вспоминает Пауль. — Обычно это длилось целый день, потому что автобус приходилось подталкивать когда он ехал в гору. А потом папа возвращался с тремя кусками масла — и это было совсем неплохо по тогдашним меркам. С тех пор мой отец видеть не может яйца, потому что тогда мы питались практически только ими. Еще мама готовила «картошку в масле», просто варила картофелины в кипящем масле — получалась очень интересная еда. Хорошее во всем этом было то, что я получил возможность усвоить несложную истину — некоторых вещей может просто не быть. Вернувшись год спустя в Германию, я уже не мог больше вместе с остальными жаловаться на отсутствие кетчупа или простыней на постели. Я успел понять, что такое настоящая нужда.
Возможно, опыт жизни в России стал причиной того, что я не рвался уехать из ГДР — я знал, что мы живем далеко не так плохо, как нам кажется». Увлечение музыкой пришло к нему не сразу. Старшая сестра занималась на фортепиано, но заинтересовать Пауля инструментом, несмотря на все попытки, так и не удалось. Учительница музыки постоянно жаловалась на то, что он плохо себя ведет и постоянно отвлекается. Родители Пауля тем не менее проявили упорство: решив, что у него идеальные «руки кларнетиста», они отправили сына учиться играть на кларнете. Но из этого тоже ничего не получилось. Регулярные занятия очень быстро наскучили Паулю, вскоре он бросил и кларнет. Тем не менее, под влиянием друзей музыку он слушал регулярно. Одно время увлекался Жан-Мишель Жаром, но в целом поглощал все подряд и поклонником какого-то определенного стиля не был. Когда Паулю было четырнадцать, в отцовском запыленном шкафу он нашел старую гитару. Издаваемые ею звуки не могли оставить его равнодушным. Совсем скоро, к немалому удивлению родителей, Пауль не только научился на ней играть, но и снова сел за фортепиано, даже взялся за сочинительство. Родители были счастливы такому повороту событий, и вскоре Пауль обзавелся своей первой электрогитарой местного производства. После этого он поступил в музыкальную школу, но музыка еще долгое время оставалась для него лишь домашним увлечением.
После школы за компанию с приятелем он пошел в училище, где получил специальность связиста. Когда Паулю исполнилось двадцать, он покинул родительский дом. Прежде чем стать профессиональным музыкантом, он зарабатывал, чем придется — начиная с установки телефонных аппаратов и заканчивая типично рокерской специальностью кочегара в библиотеке. На одной из
выездных рок-тусовок на Хандзее (островной немецкий заповедник) он познакомился со своей будущей женой Никки Ландерс. Очень скоро они поженились. Это весьма скоропалительное
решение Пауль объясняет сейчас поистине по-панковски: «До того как стать Ландерсом, меня звали Хайко Пауль Хирше, но мне моя фамилия совсем не нравилась! Моя тогдашняя девушка была из
Лейпцига, по имени Никки Ландерс, ее-то фамилию я и взял себе. Мы поженились в Берлине, церемония длилась две с половиной минуты. Я хотел этого не из-за церемонии, и даже не из-за
фамилии, я хотел быть женатым. Мне это нравилось. Мне было двадцать, но я чувствовал себя двенадцатилетним ребенком, и я сказал себе — послушай, ты женат, в паспорте стоит: ЖЕНАТ!
Меня это как-то прикалывало. Мне всегда нравилось не то, что нравится большинству!» Три или четыре года Пауль и Никки жили в нелегально занятой ими квартире на Инвалиден-штрасе — в Восточном Берлине подобный способ приобретения жилья в то время не был чем-то особенным Теперь очевидно, что свадьба, как, впрочем, и последовавший развод, не были для Пауля ничем, кроме еще одного подтверждения того, что он стал «совсем взрослым».